Исповедь о том, как трудно выкарабкиваться из бездны наркозависимости

Исповедь о том, как трудно выкарабкиваться из бездны наркозависимостиВасилию 34 года. На вид обычный молодой мужчина ладно сложенный, среднего роста, просто одетый.

И в голову не придет, что за его плечами - годы наркотического кошмара, жизнь на краю пропасти... Шаг в сторону от бездны он уже сделал: Василий проходит реабилитацию в Буденновском филиале Спасо-Преображенского центра для наркозависимых. Как сложится жизнь дальше, зависит только от него.

Родился я в одном из городов Кавминвод, воспитывался в православной, воцерковлен-ной семье (отец служит пономарем в храме). С «красным» дипломом окончил медучилище, работал медбратом в межрайонном наркологическом диспансере. Потом призвали в армию.
Служил в «горячей» точке, во вторую Чеченскую был членом «похоронной команды» - пункта приема погибших. За сутки мы принимали до 20-30 убитых. Сознание не выдерживало ужаса войны. Тогда все и началось.
Доступ к промедолу (синтетическому обезболивающему, по действию сходному с морфином) был свободным. Им кололись многие медработники, лишая необходимого лекарства тех, кто в нем действительно нуждался. Чтобы скрыть следы кражи, препарат в ампуле заменяли водой - память об этом мучает меня до сих пор...
Война, слава Богу, закончилась. А мое падение в бездну продолжалось. На гражданке устроился фельдшером в наркодиспансер: доступ к «дури» -почти свободный.
Сознавал ли тогда, что крепко подсел на наркотики? Нет, мне казалось, могу бросить их в любой момент. Я работал, занимался тяжелой атлетикой, был общительным, веселым, собранным. Никто - даже в семье - ничего не подозревал. По пути с работы выпьешь баночку пива, дома видят, что с тобой что-то не так, потом принюхаются - пивом пахнет. Ну, вроде ничего страшного...
В диспансере я познакомился с двумя пациентками, сидевшими на игле. С обеими вступил в близкие отношения. А потом одна попросила выпустить на часо
к на волю. Я хорошо понимал, что за дозой, но отпустил. Она пришла ровно через час, под кайфом. В благодарность принесла дозу с опием. Это было началом конца...
В воскресный день нас застали в кабинете главврача - под ударной дозой, в непотребном виде. Меня уволили по собственному желанию.
Снова устроился на медицинскую работу - фельдшером в вытрезвитель. Но и здесь карьера закончилась бесславно и безобразно: я нашел в обуви клиента наркотики и тут же ими воспользовался. В полном «улете» был застигнут начальством на рабочем месте. И опять - «по собственному желанию»!
По специальности меня больше не брали. Работал грузчиком, все деньги уходили на «дурь». В нашем городе в то время (начало двухтысячных) достать ее было не труднее, чем буханку хлеба. Дозу можно было даже заказать с доставкой на дом. «Точки», где продавалось зелье, «крышевались», и все сигналы в правоохранительные органы благополучно «замыливались».
У меня еще был шанс начать жизнь сначала. На хлебокомбинате познакомился с будущей супругой. Поженились, родились дети - сын и дочка. Но измениться я не смог. Супруга мои выходки терпеть не стала, ушла. А я катился под откос - стал таскать вещи из дома. Вынесу узел (одежду, постельное белье, бытовую технику), продам на рынке за бесценок и тут же спускаю на наркотики.
Родные были в отчаянии. Меня запирали, приковывали наручниками к батарее, даже били, но ни уговоры, ни слезы, ни сила не помогали. Помню, выкидываю узел из окна восьмого этажа, а потом выхожу через входную дверь налегке - вроде бы работу искать. Спускаюсь, ищу на земле узел и - снова за дозой.
В 2007-м я впервые попал в Спасо-Преображенский реабилитационный центр, но, увы, ненадолго - быстро сорвался. Опустился окончательно, потерял всякий человеческий облик. Никакой морали, никаких других чувств и желаний, кроме наркотической жажды, не осталось. Узнал, что такое ломка. Лучше этого не знать никому...
Многое я просто не хочу вспоминать. Слишком больно, слишком страшно. Если бы начинающий наркоман знал, к чему приводят «невинные» шалости, чем оборачивается иллюзия: мол, я в любой момент брошу, - на километр бы не подошел к шприцу.
Сейчас, когда я вновь прохожу реабилитацию в Спасо-Преображенском центре - с верой в душе, с надеждой на будущее, с любовью к своим детям, - у меня есть шанс. И я хочу его использовать. Да, жизнь без наркотиков - ежеминутная борьба, которая никогда не затихает, но мне есть для кого жить.

Еще статьи:
В самом центре Пятигорска 6 семей оказались без воды
Пока в Ставрополе коммунальщиков хвалили, в самом центре Пятигорска, недалеко от резиденции полпр
Предлагается снять запрет судьям на комментарии по рассматриваемым делам
Разомкнуть судьям уста для прессы предлагает проект нового Кодекса судейской этики. Одно из его п
Несанкционированные свалки в частном секторе Ставрополя
Морозы отступили, и в частном секторе Ставрополя наступает серьезная санитарная проблема. С начал
Соседи решили сделать в доме пристройку, которая закроет единственный подъезд к дому
Семья Гадалиных опасается, что скоро люди не смогут попасть в свой собственный дом. В конечном ит
В краевом центре открылся кабинет игровой терапии
Здесь дети поправляют здоровье, решая компьютерные задачки
В Пятигорске каждой семье, где появляется двойня, дарят коляску
В Пятигорске один из благотворительных фондов тоже задумался о материнском капитале. Но не о день