Почему же налоговая коррупция в Ставропольском крае спит спокойно?!

Почему же налоговая коррупция в Ставропольском крае спит спокойно?!Ответить на вопрос обязана прокуратура

«ЗАПЛАТИ НАЛОГИ И СПИ СПОКОЙНО» (самое известное в стране предупреждение мошенникам)

Две штуки «клеветы»

Потрясающее по степени глупости письмо из краевой налоговой инспекции поступило в редакцию мгновенно после выхода статьи «Элитная взятка», в которой анализировались версии ареста И. Бестужего. «Опровержение» пришло на электронный адрес газеты от Воронкова, но без его подписи.
Отсутствие начальственного росчерка под комически нелепым текстом поначалу настроило нас на предположение о возможной подставе человека, недавно занявшего налоговый олимп. Полагали: ну не может чиновник столь высокого ранга демонстрировать такую юридическую безграмотность, не говоря уже о понятийной и стилистической безграмотности письма. Но Воронков уже почтовым отправлением срочно подтвердил личную причастность к документальному шедевру.
И тут мы поняли: ведь это же паника приключилась в налоговом ведомстве, которое пытается что-то скрыть. Иначе с чего бы это главный налоговик края бегом бросился защищать от «клеветы» заместителя начальника налоговой инспекции Октябрьского района Т. Косач?
«Клеветы» в моем тексте Воронков нашел аж две штуки. Первая «клевета» в том, что в «Губернских ведомостях» опубликована (далее подчеркнуто мною - Авт.) «не статья» Косач, а официальный документ - решение ИФНС России по Октябрьскому району...» в отношении И. Бестужего.
Вторая, еще более страшная «клевета» - «необоснованные обвинения в том, что Т.В. Косач... поддерживает заместитель председателя правительства Ставропольского края Ю. В. Белолапенко».
Боже мой, какое убойное откровение выдал на-гора главный налоговик - раздел себя и покровителей в точности по Фрейду: что у «скрытчика» на уме, то и на языке. А говоря проще, тайное рано или поздно становится явным, потому что тайна гнетет человека и он ее в конце концов может глупейшим образом выдать...

Покровительство Белолапенко - подозрительно?

Но у Воронкова-то оговорка с многослойными значениями: выходит, поддержка Юрия Белолапенко сама по себе уже подозрительна и может восприниматься как обвинение всякому госчиновнику?!
В вывернутой логике такого посыла, может, даже что-то есть, если вспомнить, каких мерзавцев тащил все годы во власть краевой кадровик Белолапенко: чем чиновник вороватее - тем для него желаннее. Об этом писали десятки раз. В том числе о главе администрации Шпаковского района Александре Мизине, обвиненном на днях в серьезных преступлениях. Мизин - человек Белолапенко, который внаглую посадил его на «кормушку», и белодомовский назначенец тут же принялся обирать районный бюджет и несчастных предпринимателей.
Кто поверит, что беспредельщик не делился с покровителями?!
Но за расположение высоких господ, вроде Белолапенко и Гаевского, бьются не только местечковые царьки, но и назначенцы федеральных госструктур, знающие, кому они своим постом обязаны.
Трудно допустить, что их благосклонности не жаждал и Воронков, начальник межрайонной налоговой инспекции №10 в Ессентуках, долго ожидавший в этом статусе утверждения на пост руководителя краевого УФНС.
Поэтому выскочившее у Воронкова -по Фрейду, но всуе - имя Белолапенко и то, что налоговый начальник совсем не по делу резво высунулся с дурацким письмом, сразу навело нас на мысль исследовать истинную роль «в деле Бестужего» высокопоставленных налоговиков. Ведь в статье «Элитная взятка» мы детально их роль не рассматривали. Она же - вот, пожалуйста - о себе заявила. Что ж, давайте «заявочку» рассмотрим пристальнее.

Кто торгует налоговой тайной?

«Заявочку» рассмотрели! И были изумлены открывшимися обстоятельствами, которые, по всему, и хотел закамуфлировать г-н Воронков примитивным наскоком на редакцию под видом оскорбленной чести. А оказывается, прикрывал бесчестье в своем ведомстве, где случилось чрезвычайное происшествие - кража как раз того самого Решения ИНФС №94 в отношении И. Бестужего, вынесенного замначальника инспекции по Октябрьскому района Т. Косач по результатам выездной проверки.
Между тем, пока эти выводы не квалифицированы судом как налоговые правонарушения, информация подобного рода является объектом налоговой тайны, разглашение которой является преступлением и влечет уголовную ответственность виновных лиц.
Специальный правовой статус конфиденциальной информации разъясняет и Конституционный суд (определение КС РФ N2317 от 30.09. 2004 г.), подчеркивающий, что распространение имущественной информации в конкурентной и преступной среде может причинить ущерб гражданам, а говоря прямо, может стоить им в наших криминальных реалиях и здоровья, и самой жизни.
Выводы советника государственной службы РФ 2 класса Т. Косач судом еще не подтверждены. Однако опубликованный в «Ставропольских губернских ведомостях» в полном объеме подписанный ею документ имел явную цель - представить приведенные факты как окончательно достоверные.
В это даже мы поверили, рассуждая, почему этакую сенсацию заговорщики слили не в центральные СМИ (эффект больше), а в специфическое издание, специализирующееся в жанре платного мочилова. И на этот раз замусорившее весь город спецвыпуском со статьей Косач.

Украли и присвоили

Теперь-то уже ясно: ни одно СМИ ни за какие деньги не захотело бы воспользоваться ворованной информацией, которую государство определяет как налоговую тайну. Никто из газетчиков не рискнул бы идти на преступление с шансом попасть под уголовное преследование.
У «СГВ» такой шанс - реальный: редактор издания осознанно разгласил охраняемую законом и Конституцией налоговую тайну, злоупотребил свободой информации, переступив через требования ст. 4 Закона о СМИ, намеренно поставив под удар человека, ни в чем еще(!) не обвиненного судом.
Неужели не страшно играться с законом?! Откуда растут ножки-рожки храбрости, не знающей ни стыда, ни чести?! Ведь трудно не видеть, что с особым остервенением и оголтелостью редактор мочит именно критиков краевого правительства - тем более, нежно почитаемого им Юрия Белолапенко, опутавшего край криминальными «кадрами». Потому-то распорядители краевого бюджета незаконно и переводят деньги на счета прикормленного издания с крошечным тиражом.
А теперь порассуждаем, почему воронковское ведомство фактом воровства секретов ничуть не расстроено. Более того, похоже, даже довольно «утечкой». Иначе налоговая воительница Татьяна Косач после своего появления на страницах «СГВ» просто обязана была публично объясниться, отмежеваться от преступления. Мол, знайте, люди добрые, что не писала я статью в газету. Мол, «СГВ» незаконно опубликовала похищенные документы за моей подписью. Но лично я налоговых тайн не выдавала и не продавала...
Но кто-то же ее документы украл и продал?! И этот кто-то - преступник из самого ведомства, ведь доступ к секретным документам имеет ограниченный круг сотрудников инспекции, которые фиксируются в специальном журнале. Так что выявить участника (или участников) преступления не составляет труда. Расследования преступления и возбуждения уголовного дела в отношении виновных лиц требовала защита Игоря Бестужего.
Но Татьяна Косач отмолчалась. Почему?

Опозоренное ведомство

Татьяна Косач отмолчалась и тем самым подыграла организаторам информационной «бомбы» для общественного мнения, поверившего в якобы уже доказанную истинность фактов.
Представляется, что молчание налоговой начальницы все-таки не случайно. Подтверждение этому - полное удовлетворение г-на Воронкова «пояснением» редактора «СГВ» Емцова, который-де «указал на отсутствие фактов утечки информации из налоговых органов... материалы мероприятий налогового контроля были предоставлены ему из иных источников, которые он предпочитает не раскрывать».
Этой бессовестностью Воронков предлагает удовлетвориться. От такого наглежа сладкой парочки просто дух захватывает. Вы себе представьте: совершено уголовное преступление, а начальнику опозоренного ведомства комфортно верить человеку, вступившему в сговор с преступниками, которых журналист «предпочитает» еще и скрывать! И это вполне устраивает Воронкова! Мало того, он даже угрожает обращением в суд «за клевету».
Мы очень ждем вас в суде, господа Воронков и Косач и другие. Вопросы к вам уже заготовлены. Надеемся, вам их задаст и краевая прокуратура. Как знать, не окажутся ли в статусе подозреваемых вышеупомянутые заединщики вместе с кураторами из правительства. Но...

Прокуратура молчит

Удивляет однако: почему же надзорники еще не озадачились нарушением налоговой тайны? Понимая, что это преступление, они чего-то выжидают, словно в прятки играют: головку под крыло - и нетушки нас здесь? Неужто...
Однако подождем пока надзирающий за исполнением закона орган (главная функция которого - защита прав граждан) не «дозреет» до понимания своих задач и само не пожелает получить ответы на вопросы, которые поставлены широко и массово: в публикациях, в сюжетах на эту тему нескольких телеканалов, журналистами ряда изданий и общественностью, недавно собиравшимися на пресс-конференции в «Комсомольской правде».
И наконец, почему нет ответа на Заявление ставропольского омбудсмена Алексея Селюкова, заслуженного юриста с огромных прокурорским стажем, в том числе в ранге руководителя этого ведомства на Ставрополье?
Ведь всей этой просвещенной публике Воронков не втюрит свои «разъяснения» со ссылкой на авторитет соучастника преступления! А ведь пытался... Усилия этого матерого чиновника в сеансе саморазоблачения оценили. Высшей строчкой в рубрике «Рейтинг глупости», появившейся вслед за сайтом «Россия без дураков» - гражданско-политическом проектом Дмитрия Медведева, призвавшего россиян чиновничью дурь изобличать.
Дурь всегда выразительна. А в данной истории она выразила то, что в деле Бестужего очевидным образом проступает версия сговора лиц, чьи коммерческие интересы, как мы и предполагали в «Элитной взятке», вошли в острейший клинч с такими же интересами сити-менеджера. Бестужий нарушал все правила игры своим упрямым нежеланием «делиться» - заниматься «политикой», то есть разруливать сферы влияния местной (и не только!) олигархии. Тогда эта рать и поставила цель - убрать его эффектно, как коррупционера, используя совместный ресурс, не только административный, но и финансовый.
Но реализация плана по его устранению, однако, пошла не в русле победного сценария: «Арестован коррупционер! Дает признательные показания!». Здорово! Раз доказали - покажите народу хоть секундный сюжет. Но и у следствия, видно сразу пошло не по плану. На полтора месяца Игоря Бестужего спрятали в СИЗО, не допуская к нему ни семью, ни адвокатов, изнывавших в неведении, где он, что с ним.
Это и породило резонную волну общественного недоумения. У нас что, ренессанс 37-го года? В гражданских правах поражен человек, еще не признанный судом виновным, более того, формально действующий сити-менеджер краевого центра.
Если за правовые рамки «спецы» переходят уже на ранней стадии следствия, то логически вытекает предположение: и «разработка» сити-менеджера велась теми же методами, при которых закон и право подменялись «действиями целесообразности», одно из которых -подстава. Все отметили первую нестыковку: градоначальник был арестован в связи «с покушением на получение взятки» в 50 млн. рублей. Почему оперативники не взяли его с поличным? Без этого финального аккорда обвинение во взятке вещь труднодоказуемая.
Невероятным представляется и факт передачи огромного денежного «груза» прямо на рабочем месте взяткодателя, в эти часы, как утверждают свидетели, в мэрии отсутствовавшего.
Мэрия у нас, конечно, страшно вороватая, но чтобы взятки складывали там штабелями в ожидании, когда взяточник их оттуда отгрузит без шанса при этом стать невидимкой, - это уж, право, из области фантастики.
Далее. По версии следствия, тяжеловесные деньжищи сити-менеджеру должен был передать Козлов, числившийся у того общественным помощником. Спрашивается: а на черта вообще в этом качестве он нужен был Бестужему? И почему последний мирился с нахождением возле себя никому непонятной фигуры? Давайте поразмыслим.
Занимавший в мэрии кабинет и не получавший официальной зарплаты 74-летний Козлов был в мэрии явно не случайным персонажем, если учесть весь послужной список чиновника. Всегда работавший на хлебных должностях умный и ловкий Леонид Вульфович был человеком очень приближенным к прежней верхушечной городской элите. Он и остался доверенным лицом тех политиков-бизнесменов, которые по известным причинам вынуждены были уйти в тень, но продолжают «рулить» в чиновной полукриминапьной сфере. Для этого им и нужен надежный посредник в рядах действующей власти. На роль «связного», по всему, и был определен престарелый, но опытный в аферах функционер.
Отсюда напрашивается вывод: пребывание Козлова в роли помощника главного городского хозяйственника было выполнением «кадровых» обязательств нынешней власти перед властью ушедшей. То есть это были договоренности людей тесно взаимосвязанных (повязанных?) общими целями, делами и делишками.
Обязать Бестужего держать возле себя этот чужой и ненужный ему кадр мог только губернатор - его друг и бывший сосед по лестничной площадке, которому Игорь Александрович был обязан восхождением на вершину городской власти. Но и сам Гаевский, как веригами, отягощен подобными же обязательствами. Перед кем? Стоит лишь взглянуть на окружение губернатора, чтобы увидеть лица из прошлого, преданно служившие прежним политикам-коммерсантам.

Коррупция в налоговой

Ну а в том, что такие коммерциализированные «политики», оказались и в налоговых органах края, нет ничего удивительного. Высокую степень коррупционности налоговых органов зафиксировала недавно сама российская прокуратура.
Ставропольское ведомство точно не исключение. И действуют на этой скользкой стезе совершенно нагло, хамски, ничего не опасаясь, что в очередной раз подтвердила уголовная история с «кражей» налоговых секретов.
А месяцем раньше журналист Олег Парфёнов в статье «С вещичками на выход» (от 15 февраля с. г.) рассказал о том, как А. Пожидаев, тоже, как и Т. Косач, заместитель начальника все той же Октябрьской налоговой инспекции работал в интересах частной фирмы.
Это господин рассылал на бланках ведомства за личной подписью и за счет госсредств повестки налогоплательщикам со строгим предписанием явиться с отчетностью. Клиенты сломя голову бежали в инспекцию и оказывались «на семинаре» коммерсантов, впаривающих им свои услуги.
Эту коррупционную аферу раскрыл для обнародования наш давний автор, он же помощник Уполномоченного по правам человека Владимир Полубояренко. Человек с яркой склонностью к кипучей правозащитной деятельности, за гражданскую смелость награжденный медалью «Защитнику свободной России», Владимир Михайлович защитил немало униженных и оскорбленных чиновными беспредельщиками. Последних, как всегда, бросился защищать редактор «СГВ» - в самом комфортном для него жанре «мочилова», обливая правозащитника ушатами грязи. Пахучей жижей этот «писатель» поливал журналистов и авторов, сильно мешавших емцовским дружкам и единомышленникам грести миллионы и слать спокойно.
Между тем факты на сегодня таковы: редактор «СГВ» и высокопоставленные налоговики оказались в одной связке участников уголовной истории с нарушением налоговой тайны. Понятно, они лишь исполнители. Важный вопрос, кто заказчики, на который все заединщики должны ответить перед законом.
Изучение истоков «заказа» - это расследование и изучение грозного и опасного явления, нарастающего в России: сведения счетов, передела собственности и сфер влияния под лозунгом борьбы с мздоимством самими коррупционерами. Увы, они обладают огромным административным и финансовым ресурсом, на который насаживают не только добровольцев бесчестья, но и клонов незабвенного Глеба Жеглова?! Герой фильма «Место встречи изменить нельзя» опер Жеглов наставлял слишком совестливого напарника-практиканта Володю Шарапова: вор должен сидеть в тюрьме, а потому не грех подбросить подозреваемому криминальную улику.
У сегодняшних борцов с ворьем давно нет к ним истинно жегловской непримиримости. Но зато намертво въелась убежденность в том, что «право имеют» на подставы, когда не вытанцовываются улики в силу непрофессионализма. Но при этом еще и врут обществу, не стыдясь за свои высокие погоны.
Вот руководитель управления взаимодействия со СМИ Следственного комитета России, аж целый генерал-май-ор юстиции Владимир Маркин, на всю страну сделал заявление: «Бестужий дает признательные показания... Он заключил договоры с адвокатами». Оказалось, Маркин многое не договаривал и общественности попросту врал.

Рождение сенсации

Под давлением общественного мнения, в первую очередь благодаря деятельной позиции ставропольского обмудсмена А. Селюкова, к арестованному И. Бестужему была с большим трудом допущена его адвокат Инна Денисова. Это произошло позавчера, в понедельник, в СИЗО Владикавказа, куда вместе с ней отправились жена Бестужего Татьяна и помощник ставропольского омбудсмена В. Полубояренко.
После свидания со своим подзащитным И. Денисова сказала, что подтвердились обстоятельства, по которым она ранее давала комментарии. А именно следующие. Игорю Бестужему, оказавшемуся в жесткой изоляции и без юридической помощи доверенного адвоката Денисовой, были навязаны «защитники», которые, по словам арестованного, активно действовали не в его пользу. Таким образом было грубо нарушено его право на защиту.
А посему любые якобы «признания» не имеют под собой никакой юридической силы, подчеркнула адвокат Денисова.
Зачем же было столько официального вранья, дискредитирующего государственную власть?! Ответят ли перед законом все эти добровольцы бесчестия?!

Еще статьи:
Ищут утонувшего в Куме ребенка
А георгиеском районе уже ищут третий день в реке Кума утонувшего 10-летнего мальчика.
Прощание с Курманом Исмаиловым
Более 300 человек сегодня простились с заместителем муфтия Ставропольского края Курманом Исмаилов
В Ставрополе с 12 этажа дома выпрыгнул мужчина и разбился насмерть
Шокирующий случай произошел сегодня в одной из новостроек юго-западного района Ставрополя.
Убит заместитель муфтия Ставрополья Курман Исмаилов
На Ставрополье поставлен вопрос об охране священнослужителей. Именно такие радикальные меры, по м
Родственники ищут сити-менеджера Ставрополя Игоря Бестужева
«Где мой муж?» С таким вопросом-плакатом к следственным и надзорным органам вышла на
Сегодня поступила официальная реакция следственного комитета на вчерашнее заявление представителей Игоря Бестужева
По словам правозащитников, арестованный сити-менеджер не давал признательных показаний, тем самым