Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

Фото: Дмитрий Сидоренко / Блокнот Ставрополь

Обстановка в ставропольском СХП (сельскохозяйственное предприятие, прим. ред.) «Бурукшун», расположенном в одноименном селе, становится все напряженнее. «Блокнот» побывал в населенном пункте и поговорил с пайщиками и местными жителями. Собеседники редакции рассказали, что готовый к уборке урожай оказался в руках Алексея Тимченко — человека, не имеющего отношения к работе с зерном.

Напомним, местные жители столкнулись с проблемами еще осенью 2023 года: тогда по делу о мошенничестве арестовали председателя Сергея Пасюру. С этого момента все пошло под откос: работу СХП парализовало, и на горизонте замаячила перспектива банкротства.

По версии правоохранителей, потерпевшим числился Алексей Тимченко. Однако при подробном рассмотрении деталей уголовного дела всплыло большое количество тревожных нюансов. Например, в документах не фигурировала фамилия Пасюры, речь шла лишь о «неустановленном лице». Вопросы возникли и к аресту обвиняемого — как отметил уполномоченный по защите прав предпринимателей в Ставропольском крае Кирилл Кузьмин, такая мера пресечения в контексте гражданско-правовых отношений является избыточной.

Но, так или иначе, предприятие оказалось парализованным. Как рассказали пайщики «Бурукшуна», после публикации «Блокнота» ситуация худо-бедно стабилизировалась: правоохранители на какое-то время перестали мешать работе СХП. Сергею Пасюре сменили меру пресечения с домашнего ареста на ограничения: запрет на контакты со свидетелями.

Однако ситуацию все еще осложняет тот факт, что большинство пайщиков и работников СХП проходят по делу теми самыми свидетелями, и контактировать с ними директор не может. Между тем, Сергей Пасюра остается ключевым звеном в работе хозяйства, и многие операции без него невозможны.

Тем временем урожай не ждет: время уборки подходит к концу. Как рассказали «Блокноту» пайщики, именно в этот момент сторона Алексея Тимченко нанесла удар. Следователи 18 июня 2024 года наложили арест на поля с урожаем, причем часть территории принадлежала не Сергею Пасюре, а пайщикам «Бурукшуна». Речь идет об участке с кадастровым номером 26:02:000000:6654.

— Доля ООО «СХП «Бурукшун» в праве общей долевой собственности на земельный участок составляет лишь 100300/35059865, остальные доли находятся в собственности жителей села. Надо отметить, что с легкой руки следователя эта доля многократно увеличена, — отметили пайщики. 

Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

Узнав о таком раскладе, сельчане оказались шокированы. Собеседники редакции рассказали, что посевы пшеницы и гороха, которые работники старательно выращивали и готовили к сбору и продаже, оказались заложниками стороны Алексея Тимченко.

А между тем поле с пшеницей — это не склад с кирпичами. Растения не волнуют человеческие разборки. Пока дело затягивается и местность блокируется, урожай остается «в колосе». И если зерно еще можно попробовать сохранить, то горох уже безнадежно высох.

— Когда комбайн зайдет и начнет молотить, горох просто будет осыпаться на землю, мы его не сможем убрать. То же самое будет и с пшеницей, — рассказал работник «Бурукшуна», слесарь Сергей Бастраков.

Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

Из-за ареста простаивает и сельскохозяйственная техника. «Бурукшун» заключил контракт с комбайнерами из Чечни — они должны были убрать упомянутое поле. Однако сейчас машины стоят без дела под открытым небом, и приехавшие работать издалека люди не могут начать сбор урожая.

Блокировки избежали несколько полей. Именно сюда 21 июня выезжали комбайны, чтобы убрать урожай, который не находился под арестом, и направить его на склады «Бурукшуна». По словам собеседников редакции, на эту местность Алексей Тимченко, к счастью, не успел наложить свои руки. 

Как рассказали сельчане, ситуация при всей своей серьезности сильно удивляет. У собеседников редакции возник вопрос: почему человек, который не имеет никакого отношения к урожаю, с подачи правоохранителей получил единоличное право на взрощенные работниками СХП растения?

Но на этом наглость Алексея Тимченко не закончилась. Сельчане рассказали, что не раз получали от него сообщения, в которых мужчина называл Сергея Пасюру мошенником и угрожал пайщикам правоохранителями, если они будут трогать урожай.

Между тем, как сообщили собеседники редакции, под давление попали и арендодатели комбайнов, которые должны были убрать то самое поле.

— Он (Алексей Тимченко, прим. ред.) позвонил руководителю организации и стал очернять Сергея Николаевича, предлагая перезаключить договоры на уборку с ним, — рассказали сельчане.

Между тем за короткое время ситуация успела накалиться еще сильнее. По словам пайщиков, скоро сторона Тимченко может начать уборку урожая, и есть вероятность, что работники СХП его больше никогда не увидят. По их информации, продукцию в таком случае увезут не на склады «Бурукшуна», а на некие элеваторы.

— Неизвестно, куда уйдет зерно, учитывая нечистого на руку Алексея Тимченко, его многомиллионные долги и пренебрежительное отношение к самим жителям села, — рассказали «Блокноту» местные жители.

Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

И их можно понять. Когда ты вкладываешь в работу всю душу, месяцами выращиваешь зерно, а потом плоды твоих трудов забирает человек, который не имеет к ним никакого отношения — это больно. И пайщики не намерены отдавать неизвестно кому нажитое кровью и потом имущество.

По словам собеседников редакции, передача всего урожая на хранение третьему лицу приведет к тому, что предприятию нечем будет выплачивать арендную плату пайщикам, рассчитываться по кредитным обязательствам и исполнять денежные обязательства перед контрагентами. Над «Бурукшуном» снова нависли тяжелые тучи, готовые пролиться кислотным дождем банкротства.

— Почему урожай пойдет на хранение именно Алексею Тимченко? Кто он такой для Бурукшуна? У нас просто наглым образом забирают все, что мы сделали, и оставляют ни с чем! — негодуют сельчане.

Вернемся к вышеупомянутому уголовному делу. Адвокаты Сергея Пасюры отмечают, что в ходе расследования можно обнаружить целый ряд нюансов, вызывающих вопросы.

— Остаются недопрошенными одни из главных свидетелей по делу — юристы, которые непосредственно готовили договоры купли-продажи доли и инвестиционного займа, которые принимали участие в обсуждении необходимости заключения таких договоров, а также могут дать показания по обстоятельствам дальнейших событий. Также не допрошен нотариус, в присутствии которого заключался договор купли-продажи доли. Не проведена почерковедческая экспертиза на предмет психоэмоционального состояния потерпевшего при подписании договоров, ходатайство о проведении которой было удовлетворено следователем следственного управления. Сторона защиты полагает. что она и не будет проведена, — перечислили адвокаты.

Люди готовы встать перед комбайнами: как в ставропольском «Бурукшуне» у пайщиков силой отбирают зерно

Сельчане рассказали, что неоднократно обращались в краевые надзорные и правоохранительные ведомства. Однако развязка всегда была одной — заявления спускались на местный уровень, и здесь решения неизменно принимались в пользу Алексея Тимченко, невзирая на решение бизнес-омбудсмена региона и слова президента России Владимира Путина о том, что «необходимо следить за тем, чтобы расследование не нарушало работу предприятия, не становилось причиной распада трудовых коллективов».

Собеседники редакции также сообщили, что Алексей Тимченко вывез принадлежащую «Бурукшуну» технику в неизвестном направлении.

— По факту хищения ООО обратилось с заявлением, однако до настоящего времени решение о возбуждении уголовного дела не принято, в отличие от быстрого решения по заявлению Алексея Тимченко. По непонятным причинам его сторону правоохранительным органам поддерживать выгодней, — поделились сельчане.

Единственная надежда на справедливость, которая осталась у жителей Бурукшуна — федеральные ведомства. Пайщики надеются, что в дело вмешаются Следственный комитет России и Генпрокуратура, и у них получится добиться справедливости.

Но пока что сельчане находятся в отчаянии. Дело доходит до того, что люди готовы встать перед комбайнами, чтобы не отдавать собственноручно нажитое зерно. 

— Действия Алексея Тимченко и правоохранительных органов оставляют нас ни с чем и ведут «Бурукшун» к уничтожению. Если у него получится довести начатое до конца и обобрать СХП — мы останемся без средств к существованию. От этого выиграет только Алексей Тимченко, выжав досуха «Бурукшун» для расчета по своим долгам, — подытожили собеседники редакции.