«Меня похоронили заживо»: 29-летняя жительница Ставрополя потеряла зрение после приемов в платной больнице

«Меня похоронили заживо»: 29-летняя жительница Ставрополя потеряла зрение после приемов в платной больнице

Фото: героиня публикации, диагностический центр на Западном Обходе, фото: сайт медучреждения

Пошла на платный прием, в итоге лишилась зрения — это история 29-летней жительницы Ставрополя, обратившейся в диагностический центр на Западном Обходе. Девушка считает, что халатность и хамство врачей пошатнули ее здоровье. Пока пациентка пытается вернуть зрение, представители диагностического центра прокомментировали ситуацию журналистам. Обо всем по порядку. 

«Решила довериться профессионалам»

Героиня публикации — 29-летняя жительница Ставрополя Габриэлла. В последние полгода девушка активно занялась здоровьем: сделала резекцию желудка (частичное удаление органа, прим.ред.) и соблюдает диету. Новый образ жизни протекал хорошо, пока не начался острый геморрой (воспалительный процесс прямой кишки, прим.ред.) — с дискомфорта боль переросла в невозможность передвигаться и стоять без помощи других людей. Габриэлла обратилась в диагностику на Западном Обходе Ставрополя 9 февраля 2024 года.

Надеялась, что проктолог назначит лазерную операцию. Врач осмотрел и прописал только свечи и мазь, хотя боль и кровотечения были сильными в тот момент. Ни о каком общем анализе крови, показывающем уровень гемоглобина, тогда речи не было. Решила довериться профессионалам и соблюдала все рекомендации, — начала историю своего недуга Габриэлла. 

Лечение мазью и свечами продлилось 8 дней. Уже 17 февраля ставропольчанка проснулась с потерей зрения в левом глазу на 50%. Обратилась в диагностику повторно — на этот раз к врачу-офтальмологу. Симптомы: плохое общее состояние, частичная пропажа зрения, геморрой. 

Зрачки были расширены до нереальных размеров. Офтальмолог направляет меня к кардиологу, тот видит мое общее состояние, не реагирует и посылает к неврологу, чтобы исключить анамнез, связанный с невралгией. Последняя, глядя на меня, переводит в фельдшерскую для укола от давления. Терапевт вызвала скорую, но карета ехала долго. Ожидание затянулось, и врач сказала «У меня заканчивается рабочий день. Вам пора на выход, езжайте на такси». Меня поразило, что все 4 платных доктора, у которых я была на приеме в этот день, видели меня и не порекомендовали сдать анализ крови, — отмечает собеседница редакции.

«Меня похоронили заживо»: 29-летняя жительница Ставрополя потеряла зрение после приемов в платной больнице

Диагностический центр на Западном Обходе, фото: 2ГИС 

Утром 18 февраля Габриэлла проснулась, не видя левым и частью правого глаза. Вызвала скорую. В третьей горбольнице у пациентки впервые взяли общий анализ крови — обессиленную, ее привезли на прием в инвалидной коляске. 

Пока делали компьютерную томографию, анализ крови показал уровень гемоглобина 52-56 (при норме от 120, прим.ред). Я была почти при смерти. Меня транспортировали во вторую горбольницу и сделали переливание крови. Утром 19 февраля я просыпаюсь с потерей зрения в 97%. Поступила с диагнозом острая анемия, утром меня восстановили до легкой анемии. Стало легче после переливания, но я не видела ничего. Пациенты по палате помогали мне сходить в уборную и передвигаться. К сожалению, острая анемия поразила мои глаза практически на 100%, — с дрожью в голосе вспоминает Габриэлла. 

Затем 13 дней ставропольчанка находилась под наблюдением врачей в третьей горбольнице. И частные, и государственные медики сошлись во мнении: требуется лечение зрительного нерва, так как была ишемическая атака. При тщательном соблюдении всех рекомендаций и выполнении процедур зрение должно восстановиться в срок от 3 месяцев до 1 года.  

«Зай, не хочу тебя обманывать, ты же ноль»

Капельницы, уколы и дорогостоящие обследования завершились выпиской из третьей горбольницы, и 11 марта Габриэлла снова направляется в уже известную диагностику для открытия нового больничного. 

Платный прием у невролога в диагностике, попадаю к этому же врачу, у которого была ранее. Должной помощи я не получила, вместо этого доктор начала оказывать на меня эмоциональное давление, говорила, что меня ждет бесконечный больничный. На следующий день пришла повторно, договорились, что уйду на больничный именно к офтальмологу — попала к Марине Савченко, — продолжает Габриэлла.

Пациентка пришла на прием, объяснила ситуацию. Врач осмотрела глаза, изучила выписки за минувшие дни и обозначила, что ей нужно получить заключение от второго эксперта. Габриэлла была на приеме вместе с матерью, и пока та сидела на кушетке в кабинете, девушка находилась в темной смотровой.

Заходит какая-то женщина (я ее не видела, позже мама рассказала, что это был эксперт, терапевт Анна Кончевская). Врач смотрит на маму и говорит «Я вижу, здесь полный ноль». Савченко заявила «Это мама пациентки». Моя мама добавила, что прекрасно видит Кончевскую в полный рост. В этот момент я понимаю, что меня начинают «сливать». Кончевская резко «переобулась», зашла в смотровую и, не глядя даже мои документы, начала отговаривать меня. Говорит «Зачем тебе этот больничный? Открывай группу инвалидности и все». Меня начало трясти, началась истерика. Кончевская продолжает «Зай, не хочу тебя обманывать, ты же ноль, ты слепая». В этот момент подошла мама, мы обе плачем, — обозначила Габриэлла.

Со слов пациентки, врач видела, что истерика не проходит, и ехидно поинтересовалась «Мне что, психотерапевта позвать?». Габриэлла расценила поведение доктора как эмоциональное давление — до этого медики давали надежду, что лечение будет долгим, но вернуть зрение через несколько лет возможно. 

«Меня похоронили заживо»: 29-летняя жительница Ставрополя потеряла зрение после приемов в платной больнице

«Меня похоронили заживо»: 29-летняя жительница Ставрополя потеряла зрение после приемов в платной больнице

Диагноз от врача-офтальмолога и эксперта Анны Кончевской 

Кончевская говорила маме, что я инвалид, меня нужно дома запереть, что я психически неуравновешенная. После разговора врач вернулась ко мне и попросила еще раз показать глаза сначала. Осмотр составил 1,5 минуты, хотя до этого меня осматривали в среднем по 20-30 минут с помощью специального оборудования. Кончевская выдала «Да, как я и говорю, полный ноль». Она же прописала мне в диагнозе «при осмотре пациентка ведет себя неадекватно, кричит». А как тут не кричать, когда меня взяли и похоронили заживо? Говорит, оформляй инвалидность, зачем тратить деньги на реабилитацию и обследование? Хотя я прекрасно понимаю, что еще не все потеряно, и я могу выйти на работу даже на полставки. Да, лечение дорогостоящее и длительное, да, потребуется много процедур. Но я жить хочу, — посетовала Габриэлла. 

«Жду публичных извинений от врача»

Сейчас девушка учится строить быт по-другому — гуляет по городу с родственниками, записывает ролики в соцсети с помощью друзей и не теряет надежды вернуть зрение. Визуально от окружающих Габриэллу отделяют лишь расширенные зрачки. Потерю зрения она воспринимает как жизненный урок, который нужно пройти с мужеством. 

Габриэлла Е. рассказывает о своем состоянии 

Процедуры и обследования Габриэлла продолжает. Девушка написала жалобу в Росздравнадзор на качество медицинского обслуживания, оставила обращение в филиале ставропольского диагностического центра и задумывается о судебной тяжбе с коммерческим медучреждением. 

Я недовольна качеством оказываемых услуг в диагностике. Во-первых, прошу компенсации за приемы у врачей, во-вторых хочу, чтобы исправили мой диагноз, убрав приписку о неадекватной пациентке. В-третьих, жду публичных извинений от Анны Кончевской передо мной и моей мамой, — подытожила ставропольчанка.

Версия диагностического центра Ставрополя 

Редакция связалась с представителями диагностического центра на Западном Обходе Ставрополя. 

Каждое письменное обращение, поступающее от наших пациентов, тщательно рассматривается специалистами. Проходят врачебные комиссии, делаем разбор, никогда не оставляем ничего без внимания, связываемся с пациентами. По данному факту могу сказать, что письменного обращения от указанной пациентки не поступало. Представители диагностического центра пытались связаться с Габриэллой Е. для уточнения информации, но не смогли этого сделать, — подытожила замглавврача Оксана Анатольевна.  

Редакция также направила письменный запрос в Росздравнадзор Ставропольского края с просьбой прокомментировать случившееся и провести проверку. Получим ответ — сообщим.