Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Фото: Блокнот Ставрополь

Расположенный в начале улицы Карла Маркса в Ставрополе музей «Красного Металлиста» скрывает за собой не только историю учреждения. Предприниматели, которые когда-то планировали выкупить здание, собирались продолжить дело завода по выпуску надежной продукции. Однако, как рассказал сын одного из соратников Олег Акопьян, желаниям производителей не суждено было сбыться. «Блокнот» разобрался в подробностях предательства, оборвавшего совместный бизнес-путь и разбившего мечты.

Трое мужчин — Игорь Акопьян, Геннадий Водолазов и Василий Сорокин, решили организовать общее дело еще в 90-х годах прошлого века. Тогда они возили из Турции алюминиевый прокат.

Как рассказал сын одного из мужчин, все трое тогда дали друг другу важное обещание: несмотря ни на что, присматривать и помогать семьям друг друга в сложных ситуациях. С такой твердой установкой компаньоны продолжили работать сообща.

Источник рассказал, что в 1996 году бизнесмены создали предприятие по производству торгового оборудования, строительных материалов и металлоизделий. При этом на момент начала работы Геннадий Водолазов был женат на Ольге, которая в этой истории играет далеко не последнюю роль.

Трио распределило задачи. Как рассказал Олег Акопьян, Геннадию Водолазову отвели роль контролера финансовых потоков и юридических вопросов. Собеседник «Блокнота» отметил, что все взаимоотношения были завязаны на доверии — участники знали друг друга не первый десяток лет.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Здание на Карла Маркса, 7а, фото: Иван Высочинский / Блокнот Ставрополь

Производству нужен был офис, здания. Предпринимателям предложили купить помещения на тот момент действующего музея «Красного Металлиста» на улице Карла Маркса, 7а в Ставрополе. Забегая вперед, можно сказать, что наследие легендарного завода так и не нашло производственного применения. Подробнее его судьбу редакция разбирала в отдельном материале. Ну а сейчас речь идет о роковой цепочке событий, которая в том числе привела строение в нынешнее, упадочное состояние.

Приобрести помещения компания решила в 1997 году. Бизнесмены связались с руководством «Металлиста», составили договор. Примерно в этот момент и начались пугающие странности.

В феврале 1998 года при невыясненных обстоятельствах погиб Геннадий Водолазов, на которого оформляли документ передачи принадлежащего заводу здания. Источник редакции предполагает, что произошло убийство, но, по словам собеседника «Блокнота», расследование дела практически не шло, и инцидент до сих пор не раскрыт.

Кто стоит за смертью одного из соратников — неизвестно, однако как отмечает источник, однозначно можно назвать выгодоприобретателя. После гибели Ольга Водолазова вступила в наследство квартиры на улице 50 лет ВЛКСМ.

Как рассказал собеседник редакции, средства на покупку квартиры Геннадий Водолазов вывел из оборота предприятия после продолжительного скандала с супругой. За несколько месяцев до приобретения он вложил долевой взнос в предприятие: эти деньги предприниматель использовал для покупки жилья.

Олег Акопьян уточнил, что изначально помещение было собственностью предприятия: Геннадий Водолазов приобрел денежный пай в кооперативном жилье на квартиру. Пошли разбирательства, и недвижимость стала объектом решений суда. Таким путем принадлежность квартиры (средства на приобретение которой уже были взяты из активов предприятия) сменилась с организации на частные руки, и ее получила как раз Ольга Водолазова.

Квартира на 50 лет ВЛКСМ — не единственная выгода женщины. Как рассказал источник редакции, после «решения вопроса» музей на Карла Маркса также перешел в ее собственность. С приобретением помещения также связаны интересные нюансы. Для передачи имущества Геннадию Водолазову нужно было подписать передаточный акт: это действие было необходимо, чтобы признать договор законным. Однако, как сообщил источник, при жизни мужчина поставить подпись не успел, и по действующему законодательству сделка не завершилась.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Фото: Иван Высочинский / Блокнот Ставрополь

Но Ольге Водолазовой это не помешало вступить в наследство и стать собственницей музея. На, казалось бы, небольшую несостыковку тогда никто не обратил внимания, а спустя годы, когда «мелочь» вскрылась, прошли все сроки давности.

Однако история не терпит сослагательного наклонения, и в те годы предприниматели не думали о подозрениях в отношении женщины. Собеседник редакции рассказал, что компаньоны помнили о данном еще до кончины Геннадия обещании, а Ольга Водолазова была частью его семьи.

Свои слова бизнесмены на ветер не бросали — женщину не оставили «за бортом». По словам источника, ее устроили продавцом в магазин дверных замков, а также передавали зарплату покойного Геннадия. Предприятие продолжало работать, хоть смерть одного из участников дела и ударила по процессу. 

Позже жена Водолазова начала работать в организации финансистом, вести отчеты, юридические дела и заниматься кассой. 

— Прибыль предприятия за минусом нужд на развитие организации, выплаты заработной платы работникам делили на троих в равных частях, — цитируют Василия Сорокина, одного из бизнесменов, документы, оказавшиеся в распоряжении редакции.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Часть изделий все еще лежит на базе в Михайловске

А тем временем на мощностях оборудования компаньоны планировали запустить производство продукции, которую когда-то создавал «Красный Металлист»: массивные литые чугунные изделия, применяемые в благоустройстве города — урны, лавочки, ограждения и другие элементы.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

К сожалению, планам предпринимателей на возрождение былой мощи не суждено было сбыться. Компания работала на арендованной территории в Ставрополе по адресу Коломийцева, 2, и собственник в один момент поставил бизнесменов перед фактом: место надо освободить.

Для производства требовалась другая территория. В поисках подходящего варианта в оставшемся бюджете бизнесмены нашли базу в Михайловске по адресу Гагарина, 1. Земля оказалась подходящим выбором, и покупатели собрались расположить здесь основное предприятие, а музей на Карла Маркса, 7а оформить как офис.

Итак, решение принято, и вопрос остался за малым: приобрести базу. Как рассказал собеседник редакции, баланс территории на тот момент значился нулевым, и здесь можно было найти лишь заросли и полуразрушенный навес. 

Земля находилась в муниципальной собственности, так что приобрести ее, разделив сразу на троих, было невозможно. Как рассказал источник, здесь компаньоны совершили ошибку, основанную на безоговорочном доверии: перевели средства на счет Ольги Водолазовой, и уже она оплатила договор.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Территория базы в 2024 году

Пошла работа, бизнесмены начали осваивать полученную территорию. Игорь Акопьян и Василий Сорокин перевезли оборудование, возвели цеха, запустили производство. На месте пустыря закипела бурная деятельность, и заваленный мусором объект превратился в рабочую зону.

Ощутимые траты на переезд и начавшийся в стране кризис спровоцировали у соратников финансовые проблемы, которые заставили обратить на себя внимание. Ситуация поджимала, и компаньоны пришли к тяжелому, но необходимому решению: продать здание на Карла Маркса, 7а. На базе же предприниматели собрались построить полноценный завод по производству полистиролбетона. 

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Как отметил источник, в этот момент внезапно процесс застопорила Ольга Водолазова, выступив против продажи строения. По словам собеседника редакции, она просила дождаться совершеннолетия дочери, которая также была наследницей и имела часть доли.

Шло время. Здоровье Игоря Акопьяна, который фактически являлся организатором компании, начало сдавать. Мужчина явственно понимал как этот факт, так и то, что его  семье и семьям участников союза партнеров нужно как-то жить дальше. 

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Продукция на территории базы в Михайловске

Организатор потребовал раздела имущества предприятия. Целью было приведение территории в порядок и последующая сдача в аренду, чтобы совместно нажитое продолжило кормить семьи, а данное в самом начале обещание не оказалось брошенным в пустоту.

Как позже выяснилось, в планы Ольги Водолазовой такая схема не входила. Источник редакции сообщил, что женщина соглашалась на раздел, однако оттягивала процесс: необходимо было решить вопрос с оформлением территории, а также закрыть все долги.

— По итогу она оформила землю, но к разделу не приступила, заставив Игоря продать последние активы предприятия в виде оборудования. Станки, формы, миксеры, паровые котлы — все сдали в металлолом, а цех полистиролбетона закрыли, — делится собеседник редакции.

По его словам, вырученные средства наличными передавали Ольге Водолазовой в целях погашения долгов: налогов на землю, оплаты работ кадастровых инженеров и переоформление территории из муниципальной в частную. 

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Дело тянулось, а в 2018 году произошла трагедия: Игорь Акопьян в процессе работы на производстве наступил ногой на стекло. Для и без того слабого здоровья это оказалось серьезным ударом, из-за сахарного диабета пошли осложнения, и предприниматель потерял ногу.

Мужчину приковало к инвалидной коляске. Понимая всю тяжесть ситуации, он потребовал раздела имущества для честного и справедливого распределения. И Ольга Водолазова снова отказалась, опять сославшись на незакрытые долги. Олег Акопьян отмечает, что она запросила больше денег на свадьбу дочери, а также ремонт крыши в музее на Карла Маркса, 7а.

— Это переполнило чашу терпения Игоря. Он не выдержал и подал на нее заявление в полицию за мошенничество, причем жертвой выступал не только он, но и компаньон Василий Сорокин, — повествует собеседник «Блокнота».

Производство рушилось. По словам источника, стоявший у истоков мужчина на тот момент продолжил строительство цехов на базе в Михайловске за свои деньги. Их он планировал сдавать в аренду, чтобы получать хоть какие-то средства на жизнь в дальнейшем. Находясь на инвалидном кресле, он с помощью сыновей и имевшихся на тот момент нескольких работников возвел 6 бетонных боксов. Олег Акопьян акцентирует внимание на том, что Ольга Водолазова никак не возражала против работ, с самого начала истории практически никогда не появляясь на объекте.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Не обошлось и без инцидентов. Собеседник редакции рассказал, что в 2019 году, после написания заявления в полицию, женщина со своей дочерью пришла на территорию, с большим архивом бумаг предприятия. 

— Она бросила их в железную бочку и подожгла со словами «ты ничего не докажешь и ничего мне сделать не сможешь». В результате большая часть документов оказалась уничтоженной, хотя кое-что удалось сохранить, — рассказывает источник.

Роковым годом стал 2021: тогда Игорь Акопьян скончался, заразившись коронавирусом. По словам собеседника «Блокнота», Ольга Водолазова начала действовать после смерти мужчины.

— Она сразу заявила, что не знает никого из компании, а все имущество и сама база принадлежат ей, — рассказал читатель.

Бизнесменам пришлось обращаться в правоохранительные и надзорные ведомства. Начались судебные разбирательства, в которых тоже нашлось место странностям. Когда компаньоны подали иск в суд, служители Фемиды отказались рассматривать вопрос собственности музея, сославшись на сроки. Причем факт нарушения никто не отрицал, просто передача здания без соответствующего акта произошла слишком давно.

Ольга Водолазова без дела сидеть не стала. Она подала иск в ответ, и в этом случае суд пошел ей навстречу. 

— Нанятый ей адвокат, в простонародье называемый «решала», делает свое дело, — рассказал Олег Акопьян.

Как отмечает источник редакции, в результате дело обернулось таким образом, что компаньоны, которые с Игорем Акопьяном поднимали производство и всеми силами старались не дать ему умереть даже в безнадежной ситуации, юридически оказались гостями в самостоятельно отстроенных цехах. И сроки, которые в прошлый раз стали для служителей Фемиды препятствием, теперь никак не помешали 

При этом сама Ольга Водолазова стоит на своем: ее слова пересказал следователям один из свидетелей.

— Если кому-то что-то не нравится, то останутся без ничего. Я хозяйка и все записано на мое имя, — цитирует Ольгу Водолазову собеседник правоохранителей.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Выдержка из протокола допроса, фото: предоставленные источником материалы дела

Несмотря на тяжелую ситуацию, бизнесмены не планируют сдаваться. Между компаньонами и Ольгой Водолазовой до сих пор продолжаются разбирательства, в которых раз за разом происходят то одни, то другие задержки. Согласно оказавшимся в распоряжении редакции материалам, ситуацию за прошедшие несколько лет неоднократно пытались замять: речь идет о десятках постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. 

В большинстве из них следователи отдела полиции №3 Ставрополя аргументируют свое решение отсутствием корысти в действиях Ольги Водолазовой. Как отмечает источник редакции, ценность упомянутой базы как актива, который можно сдавать в аренду, в выводах правоохранителей не упоминается. 

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Выдержка из одного из отказов, фото: предоставленные источником редакции материалы дела

Тем временем фамилии сотрудников, которые выносят постановления, раз за разом меняются. 

— Вагабов, Асхабов, другие следователи — под документами стоят их подписи, и в деле это указано. Они неоднократно игнорируют важные для расследования действия, — рассказал Олег Акопьян.

К материалам дела приобщены и решения прокуратуры: например, надзорники Промышленного района Ставрополя еще в 2021 году отменяли постановления об отказе в возбуждении дела, аргументируя это нарушениями. По данным сотрудников ведомства, следователи не опрашивали свидетелей, не устанавливали необходимые факты.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Решение прокуратуры Промышленного района от 2021 года, приобщенное к материалам дела

Впрочем, вышеупомянутым полицейским надзорники, если судить по материалам дела, не указ. После решений ведомства они продолжали выносить постановления с такой же аргументацией. Источник редакции отмечает, что такой «футбол» продолжается и по сей день. Меняются фамилии следователей, даты — но не текст документов и основания по отказу.

— Не секрет, что открытие уголовного дела стоит от миллиона рублей. Видимо, по этой причине часто меняются начальники, в том числе ОП №3 Ставрополя, — отметил Олег Акопьян.

Спустя годы, в мае 2024 года, прокуратура Промышленного района напомнила о нарушениях, допущенных сотрудниками МВД.

— Проверочные мероприятия, необходимые для принятия законного и обоснованного решения, до настоящего времени не проведены, — указано в документе.

Надзорники перечислили проблемы:

— не проверены обстоятельства, при которых Ольга Водолазова приобрела ту самую базу в Михайловске. Никто не запрашивал у ФНС, в Росреестре и других официлаьных источниках отчет о доходах, расходах и имуществе фигурантки за период с 1998 по 2006 год.  Как отмечает источник редакции, женщина попросту не имела финансовых возможностей для такой покупки; — правоохранители не уточнили у Ольги Водолазовой, знает ли она, что Василий Сорокин и Игорь Акопьян внесли по 25 тысяч рублей при приобретении у «Красного Металлиста» здания на Карла Маркса, 7 в 1997 году; — не опрошен Василий Цалко, который на момент вышеупомянутой сделки по музею был директором «Красного Металлиста»; — не опрошен на тему претензий на музей и базу в Михайловске один из компаньонов Василий Сорокин. Сотрудники прокуратуры обозначили, что не уточнено, почему недвижимость не разделили между предпринимателями, а также обсуждался ли вопрос собственности здания на Карла Маркса с Ольгой после смерти Геннадия Водолазова.

Надзорники при этом упомянули и документ, по информации из которого Ольга Водолазова, Василий Сорокин и Игорь Акопьян работали совместно. По этим данным первых двух участников разбирательств тоже никто не опрашивал, хотя они не сходятся со словами фигурантки.

Предательство или рэкет: чем обернулась история продолжателей дела ставропольского «Красного Металлиста»?

Что же выходит в итоге? Если пробежаться по истории с самого начала, то картина вырисовывается неутешительная. Оставшиеся без бизнеса предприниматели, которые пытаются добиться справедливости с помощью правоохранительных органов, раз за разом сталкиваются с отказами в возбуждении уголовного дела. Не помогает даже вмешательство прокуратуры, работники которой не устают напоминать о нарушениях в расследовании — сотрудники отдела полиции №3 Ставрополя выносят одно отказное постановление за другим. 

— Действия Ольги Водолазовой смело можно охарактеризовать как рэкет, — отметил Олег Акопьян.

Окончательный вердикт, разумеется, должны вынести следователи. Остается только надеяться, что сотрудники, которые занимаются этим делом, примут во внимание претензии надзорников, предъявляемые уже не первый год, и полноценно займутся расследованием.

Между тем сама Ольга Водолазова на попытки журналистов с ней связаться не отреагировала, и комментариев не дала.

— На сегодняшний день наша семья много раз предлагала Водолазовой решить все мирным путем и продолжить заниматься предприятием. Для этого есть все средства, возможности и время сыновей погибшего отца. Но ей это не нужно. Она не привыкла работать, поэтому ее интересует только жажда наживы, — подытожил собеседник редакции.